Глава I

Психоневрология – новое научное направление в медицине ХХ в.

1.2. Научная школа В.М. Бехтерева и ее роль в утверждении психоневрологии

Становлению термина «психоневрология» способствовала создаваемая в начале ХХ в. клиническая школа В.М. Бехтерева, которая принадлежала к числу «приоритетнейших соз­даний В.М. Бехтерева», в ее рядах были известные в стране и за границей нев­ропатологи, психиатры и психологи [Шевалева Е.А., 1925]. Школа В.М. Бехтерева со­ответствовала «триединству» в понимании Н.И. Моисеевой [Моисеева Н.И., 1988]:

  • многочис­ленные ученики – «кузница кадров»,
  • объединение учеников – «единомыш­ленников» вокруг единой проблемы,
  • единые методики исследований.

Фундаментальная подготовка предусматривала:

  • изучение нервных и психических заболеваний на основе анатомии и физиологии мозга;
  • сочетание клиники и эксперимента в изучении и лечении болезней;
  • признание тесней­шей связи между нервно-психическими и соматическими заболеваниями [Мясищев В.Н., 1957].

В течение последующих почти тридцати лет термин «психоневрология» имел широкое распро­странение, поскольку поддерживался школой В.М. Бехтерева и некоторыми его последователями, которых в стране было немало. По воспоминаниям В.Я. Ан­фимова на I Всесоюзном съезде невропатологов и психиатров в 1927 г. в зале находилось около 700 учеников В.М. Бехтерева, только в президиуме их было 16 [АММ В.М. Бехтерева, ф. I, ед. хр.124]. Кроме того, в 20-х гг. 20 кафедр невропатологии психиатрии возглав­лялись учениками В.М. Бехтерева [АММ В.М. Бехтерева, ф. I, ед. хр. 154 ]. Под руководством В.М. Бехтерева было защищено 88 диссертаций на соискание ученого звания – доктора меди­цины [Спивак Л.И., 1958]. Общее число учеников составило около 5 тысяч человек [Кабанов М.М. и др., 1977]. При этом все его ученики полностью соответствовали тем крите­риям, которые предъявлялись к Школе В.М. Бехтерева: они одновременно были невропатологами и психиатрами, морфологами и физиологами, прекрасно ос­ведомленными в вопросах клиники заболеваний и психологии больных. Так, известные в советский период психиатры защищали диссертации на невроло­гические темы: П.А. Останков «Вытяжение позвоночника как метод лечения нервных болезней» (1900), Р.Я. Голант «О неподвижности позвоночника» (1913) и т.д. Со временем анатомо-гистологические темы исследования сменились па­тофизиологическими, что соответствовало господствовавшему тогда в меди­цине уровню знаний, а с 1904 г. к ним присоединяются исследования по пси­хологии, а затем и рефлексологии.

Школа научных работников, собравшихся вокруг В.М. Бехтерева, дели­лась, по замечанию А.А. Ухтомского (1875-1942), «на старшую и младшую ли­нии». Старшая представлена рядом выдающихся психиатров и невропатологов: В.Н. Осипов (1872-1947), П.А. Останков (1867-1949), М.И. Аствацатуров (1872-1947), А.В. Гервер (1873-1939), А.Ф. Лазурский (1874-1917), Ю.К. Белицкий (1872-1961), Р.Я. Голант (1885-1953), Л.М. Пуссеп (1875-1942), М.Н. Жуков­ский (1868-1916), М.П. Никитин (1879-1937), А.Г. Молотков (1874-1950), Б.С. Дойников (1879-1948), А.С. Грибоедов (1975-1944), Е.Л. Вендерович (1881-1954) и др. Вторая линия – это линия «физиологов поведения»: В.П. Протопо­пов (1880-1957) , Н.М. Щелованов (1892-1984), В.Н. Осипова (1876-1954) [109]. К этому необходимо добавить, что внутри школы психоневрологов по мере того, как организовывались В.М. Бехтеревым научно-практические учреждения в структуре Психо-Неврологического Института, по­степенно оформилась и определилась третья, психологическая линия школы В.М. Бехтерева, которую представляли А.Ф. Лазурский, М.Я. Басов (1892-1931), В.Н. Мясищев (1893-1973), Б.Г. Ананьев (1907-1972) и др.[Левченко Е.В., 2003, 1996]. При этом необ­ходимо отметить, что В.М. Бехтерев относился к категории ученых, которые поощряли своих учеников в самостоятельности поисков иных путей решения психологических проблем, чем те, которые предлагал В.М. Бехтерев в «Объек­тивной психологии». Так, внутри школы В.М. Бехтерева в 1907-1917 г. сфор­мировалось психологическое направление А.Ф. Лазурского, которое в области методологии психологии опередило развитие психологической концепции учи­теля. А.Ф. Лазурский, разделяя стремление В.М. Бехтерева к объективизации изучения психики, не считал возможным отказываться от изучения сложного внутреннего мира человека и от использования системы понятий и методов, на­копленных субъективной психологией. Эти две концепции, существовавшие внутри психологической школы Бехтерева, качественно дополняли друг друга. После смерти А.Ф. Лазурского в 1917 г. ученики, сотрудники и продолжатели его дела М.Я. Басов и В.Н. Мясищев создадут собственные психологические концепции высокого уровня обобщенности, которые наряду с концепциями В.М. Бехтерева и А.Ф. Лазурского, могут быть отнесены к концепциям нового уровня психологии [Левченко Е.В. 1996, Бехтерев В.М., 1999].

В.М. Бехтерев подвергся резкой критике в 1920-1921 гг. после выхода «Коллективной рефлексологии». Появились работы, которые отмечали, что В.М. Бехтерев «делает свою рефлексологию всеобщей наукой, причем ему, ко­нечно, чуждо всякое историко-материалистическое понимание, и он все это старается построить на данных рефлексологии и биологии. Бехтерев попытался выправить Маркса и подвести биологическую категорию под все сложные со­циальные отношения, в том числе под торговлю, финансы и прочие экономиче­ские факторы» [Пропер Н.,1934,Беляев Б.В., 1929].

Общественное положение В.М. Бехтерева и отношение к нему власти с этого времени также изменилось. Примечательно, что именно в 1921 г. ассистент И.П. Пав­лова проф. Г.П. Зеленый после командировки в Америку для ознакомления с постановкой дела по изучению бихевиоризма, подал в Наркомздрав докладную записку. В ней он обосновал необходимость создания специального института для изучения реакций животного и человеческого организма на внешнюю среду (поведения животных и людей) «Института неврологии и экологии». Была соз­дана особая комиссия, в которую входили: П.Б. Ганнушкин, А.В. Рахманов и др. Комиссия, изучив вопрос, не сочла возможным поддержать инициативу проф. Г.П. Зеленого в связи с «отсутствием реального обоснования института» и неконкретностью его задач. Управление Наркомздрава обратилось как к по­следней инстанции при решении этого вопроса не к В.М. Бехтереву, много лет занимавшемуся исследованием проблемы, а к И.П. Павлову. К чести И.П. Пав­лова, которому власть в это время благоволила, создавая особые условия ра­боты для единственного в стране лауреата Нобелевской премии, надо отметить, что он указал, что такой инсти­тут уже существует и называется «Институт мозга» [АММ В.М. Бехтерева, ф. XIV, ед. хр. 14].

Кроме того, в 1922 г. началось планомерное разрушение структур, соз­данных В.М. Бехтеревым для изучения отдельных научных направлений, со­ставляющих психоневрологию. Так, по существу, был разорен организованный в 1918 г. В.М. Бехтеревым и Л.М. Пуссепом первый в России Нервно-Хирурги­ческий Институт на 150 коек. Функции Нервно-Хирургического Института были переданы Физио-Хирургическому институту (во главе с проф. А.Л. Поле­новым), в котором было создано нервно-хирургическое отделение на 50 коек (во главе с В.В. Люстрицким), но именно туда должно было быть передано уникальное хирургическое оборудование. Ценой невероятных усилий В.М. Бехтереву и его ученикам (А.Г. Молоткову) удается сохранить часть оборудо­вания и нейрохирургические койки при неврологическом отделении. А в 1926 г. институт, после присвоения в 1925 г. ему имени В.М. Бехтерева, вообще пре­вратят в больницу имени В.М. Бехтерева. Через год, в 1927 г. уйдет из жизни и В.М. Бехтерев. Как писал в 1928 г. один из учеников В.М. Бехтерева К.И. По­варнин: «Последние дни жизни В.М. Бехтерева были омрачены. В печати поя­вились статьи, бросавшие тень на его личность и научную деятельность» [Поварнин К.И., 1928].

Для того, чтобы понять почему в 30-е и последующие годы интердисцип­линарное мышление В.М. Бехтерева «оказалось не по плечу» даже ближайшим ученикам В.М. Бехтерева, успешно возглавлявшим отдельные направления ис­следований (психиатрию, невропатологию, психологию и т.д.), следует учиты­вать следующие обстоятельства:

  • наступившим периодом дифференциации науки и, главное,
  • политическим диктатом в науке, который отчетливо про­слеживается на примере библиографии о В.М. Бехтереве.

В течение прошедшего века библиография о В.М. Бехтереве накопила несколько сотен работ, в которых нашли отражение и биографические сведе­ния, и сообщения о научном творчестве. Первые исследования появились в на­чале 90-х годов XIX в. и из них особое внимание привлекают две: биографиче­ский очерк, составленный П.Я. Розенбахом (1892) для «Критико-биографиче­ского словаря русских писателей и ученых» С.А. Венгерова [Розенбах П.Я., 1892] и работа Ф.С. Те­кутьева (1898) — историографа кафедры и клиники душевных и нервных бо­лезней при Военно-медицинской Академии [Текутьев Ф.С., 1898].

Далее

Компьютерная томография

Алкоголь
Наркотики

 

Лечение боли в спине
Программа лечения психогенного переедания и избыточного веса
Здоровые нервы

Поддержи свой позвоночник
Детский лечебно-диагностический комплекс
Выездное обучение
Групповая психотерапия
 
 

Терапия и беременность
Терапия и лишний вес



 























 .