Назад


Глава I

Психоневрология – новое научное направление в медицине ХХ в.

Во многих и даже решающих вопросах работы В.М. Бехтерева были созвучны работам И.П. Павлова. При исследовании двигательных сочетательных рефлексов В.М. Бехтереву удалось установить ряд закономерностей, которые были выявлены и И.П. Павловым в опытах со слюноотделительной методикой (дифференцированные и недифференцированные рефлексы, принцип избирательного обобщения, принцип взаимодействия и т.д.). В 1910 г. человеческая речь была впервые объявлена В.М. Бехтеревым «особым видом сочетательных рефлексов» [Васильев Л.Л., 1958]. В 1911 г. В.М. Бехтерев в работе «Символические рефлексы» [Бехтерев В.М., 1911] при анализе процесса усложнения сочетательно-рефлекторной деятельности, приводящего к возникновению речевой функции, ввел понятие «символические комплексы». При этом он рассматривал его в двух вариантах (конкретном и символическом). Эти исследования, безусловно, развивались в том же направлении, что и работы И.П. Павлова о двух сигнальных системах [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-1, д. 199, л. 8-10]. Это сходство не случайно, а зависит как от логики изучавшихся ими фактов, так и от того влияния, которое оказала на развитие науки о мозге концепция творца русской физиологии И.М. Сеченова [Филимонов И.Н., 1957, Herrnstein K.S., Boring E.G., 1965, Boring E.G., 1963, Leahey T.H., 1988, Hearnshow L.S., 1987].

В.М. Бехтерев никогда откровенно (хотя в предисловии к работе «Объективное изучение личности» в 1923 г. подробно рассматривает историю вопроса) не претендовал на приоритет в области изучения «условных рефлексов», но не признавал и приоритета И.П. Павлова [Бехтерев В.М., 1923, Arnsel A., Rashotte E., 1977].

Между тем, накал страстей в спорах двух школ был высок. Так, А.Г. Ива­нов - Смоленский, работавший с В.М. Бехтеревым после революции в качестве Главного врача Психоневрологического института, впоследствии работал с И.П. Павловым. В 1928 и 1930 гг. он опубликовал работы, в которых подверг исследования школы В.М. Бехтерева беспощадной критике: «То, что обычно выдается за «рефлексологию», представляет собой не более, как одно из на­правлений в психологии, неудачно гримирующееся под «учение о рефлек­сах»… зачастую обнаруживает полное незнакомство с основными фактами высшей нервной деятельности» [Иванов-Смоленский А.Г., 1928,1930]. Неудивительно в связи с этим высказывание А.Г. Иванова-Смоленского в 1952 г., утверждавшего, что «бесспорная заслуга В.М. Бехте­рева состояла в том, что он был первым представителем невропатологии и пси­хиатрии, правильно оценившим огромные перспективы, открываемые учением И.П. Павлова для медицинских дисциплин. В этом его несомненная и большая заслуга перед отечественной наукой» [Иванов-Смоленский А.Г., 1952]. Такое понимание заслуг В.М. Бех­терева может быть объяснено только ситуацией идеологической несвободы А.Г. Иванова-Смоленского после «Павловской сессии». А.Г. Иванову-Смолен­скому было известно, что к 1904 г., когда И.П. Павлов начал работы со слюно­отделительной методикой на животных, В.М. Бехтеревым уже были опублико­ваны факты, говорящие о зависимости тех или иных элементов индивидуаль­ного опыта от целостности отдельных участков коры головного мозга и это от­крывало перед В.М. Бехтеревым перспективу развития объективного метода изучения высших форм деятельности человека. Поэтому сформулированный и экспериментально доказанный И.П. Павловым на животных принцип времен­ных связей в работе головного мозга, был, безусловно, оценен В.М. Бехтере­вым, т.к. он соответствовал логике его исследований. Впоследствии А.Г. Ива­нов-Смоленский принимал активное участие в разработках по изучению выс­шей нервной деятельности и предложил свою методику, заменив электрический раздражитель, применявшийся А.Г. Молотковым и Н.М. Щеловановым (школа В.М. Бехтерева), на словесные инструкции. Эта методика Иванова-Смолен­ского получила широкое распространение в клинико-физиологических иссле­дованиях, особенно в середине ХХ в., когда императивно требовалось исполь­зовать идеи И.П. Павлова в клинической медицине. Даже в 1962 г., когда боль­шинство исследователей отошло от «павловского» подхода к изучению психи­ческих расстройств, А.Г. Иванов-Смоленский досадовал, что «психиатрия»… «не понимает значения патофизиологии головного мозга, строящейся на основе павловского учения…» [Шамрей В.К.и др., 2003].

Нам представляется, что работы И.П. Павлова и В.М. Бехтерева стали теоретической основой отечественной медицины в качестве теории «нервизма». Но преимущество В.М. Бехтерева состояло в том, что он был не только физиологом, как академик И.П. Павлов, но и превосходным морфологом, психологом, а, что еще важнее, выдающимся клиницистом. Именно своими работами в области рефлексологии человека В.М. Бехтерев выработал биопсихосоциальный подход к диагностике и лечению больных. Термин «биопсихосоциальная модель» болезней столь распространенный в настоящее время, был введен только в 1980 г. G. Engel [Engel G., 1980], который, представляя концептуальную основу построения своих исследований, ссылается на базисные труды теории систем в биологии P. Weiss (1898-1989) и von Bertalanffy (1901-1972), к сожалению, без упоминания работ В.М. Бехтерева.

Создание рефлексологии, увлечение ею, столь понятное для исследователя, открывавшего новым методом все новые и новые закономерности, было в некоторых выводах ошибочным, поскольку механистически трактовало ряд явлений, в том числе и общественных, с позиций физиологии [Петров Б.Д., 1957]. Ошибкой стала и попытка обосновать «коллективную рефлексологию», исходя из неправильного представления о подчиненности общества тем же законам, по которым развиваются отдельные организмы и неорганические предметы. Не удалось, к сожалению, В.М. Бехтереву решить и проблему соотношения психического и физиологического, объективного и субъективного, как, впрочем, не удалось это сделать и И.П. Павлову. Не удалось В.М. Бехтереву создать как таковую и рефлексологическую школу: все его ученики в дальнейшем пошли собственным путем, и теорию В.М. Бехтерева не развивали не только потому, что она попала в «опалу» еще при жизни автора. Его ученики стали постепенно «реабилитировать» психику как предмет научного исследования, о чем свидетельствуют материалы дискуссии, проведенной в 1929 г. Секцией Общества рефлексологии, неврологии, гипнологии и биофизики. «Психику и сознание нельзя аннулировать: их нужно объективно вскрыть, ввести в контекст соотносительной деятельности и тем самым понять их сущность и генез» [Ананьев Б.Г., 1929]. В выступлениях учеников В.М. Бехтерева, в целом почтительных по отношению к основателю рефлексологического направления, отчетливо звучат критические нотки и сомнения: участники дискуссии понимали механистическую ограниченность всеобъемлющей теории В.М. Бехтерева [Сарохтин Г.Н., 1929, Осипов В.П., АММ В.М. Бехтерева, Оттиск № 5631,Ананьев Б.Г., 1957].

Однако никем не оспаривался главный принцип – принцип объективно­сти, который и поныне остается одним из основных принципов эксперимен­тальной психологии и психоневрологии в целом.

В 1925 г., выступая на торжественном заседании, посвященном 40-лет­нему юбилею профессорской деятельности В.М. Бехтерева, его ученик Л.Л. Ва­сильев назовет рефлексологию вершиной биологических наук и основанием наук социологических [Васильев Л.Л., 1926]. Между тем, попытка представить рефлексологию как полноценное, всеобъемлющее научное направление не удалась. Последую­щее развитие медицинской науки не подтвердило утверждения Л.Л. Васильева: не удержалась даже насильственно введенная в психоневрологию рефлексоло­гическая терминология, что касается самой рефлексологии, то она не стала особым научным направлением.

Далее

Компьютерная томография

Алкоголь
Наркотики

 

Лечение боли в спине
Программа лечения психогенного переедания и избыточного веса
Здоровые нервы

Поддержи свой позвоночник
Детский лечебно-диагностический комплекс
Выездное обучение
Групповая психотерапия
 
 

Терапия и беременность
Терапия и лишний вес



 























 .