Глава III

Биосоциальный период развития психоневрологии и института им. В.М. Бехтерева с 1932 по 1964 гг.

В 1951 г. произошло заседание расширенного Президиума АМН СССР и Пленума Правления Всесоюзного общества психиатров и невропатологов, которое в очередной раз использовалось для насаждения единомыслия в стране. На заседании был осуществлен разгром наиболее авторитетных ученых. В основном докладе «Состояние психиатрии и ее задачи в свете учения И.П. Павлова», авторами которого были А.В. Снежневский (1904-1987), В.М. Банщиков, О.В. Кербиков, И.В. Стрельчук [Снежневский А.В., Банщиков В.М., Кербиков О.В. и др., 1951] и втором, сделанным Н.В. Коноваловым в соавторстве с С.А. Саркисовым и Р.А. Ткачевым о «Состоянии невропатологии и ее задачах в свете учения И.П. Павлова» [Коновалов Н.В., Саркисов С.А., Ткачев Р.А., 1952] ряд психиатров и невропатологов именовались «антипавловской группой», которые «в течение почти 20 лет распространяли клеветническую версию об огромной механистической опасности, которая, якобы, содержится в учении И.П. Павлова…препятствовали проникновению учения И.П. Павлова в психиатрию». Особенно жесткой критике подверглись А.С. Шмарьян (1901-1961), О.М. Гуревич (1878-1953), Р.Я. Голант, Н.И. Гращенков (1901-1965) и др. Более полусотни выступивших признали свои ошибки и доложили собравшимся о перестройке работы в свете теории нервизма Павлова. Из числа сотрудников Института им. В.М. Бехтерева более всего критики подверглись Р.Я. Голант и В.Н. Мясищев. В.Н. Мясищева критиковали за то, что он «недостаточно четко квалифицировал источник своих прошлых методических ошибок; им является эклектизм, попытка механически соединить идеалистическую концепцию Курта Левина с передовым материалистическим учением И.П. Павлова. Это и привело к созданию «нищенской эклектической похлебки», коей и исчерпывается вся его «психология отношений» [Мясищев В.Н., 1951]. Р.Я. Голант унижали за увлечение психоморфологизмом и за внедрение «эклектически возникших методов лечения», «вовсе необоснованных с правильных научных позиций» – префронтальной лейкотомии [Голант Р.Я., 1952]. В принятом на этом заседании постановлении выдвигалось требование «до конца разоблачить старые антипавловские взгляды в теории и практике психиатрии и невропатологии» и считать необходимым «выдвижение на вакантные должности на кафедры психиатрии и невропатологии ученых, способных обеспечить преподавание… на основе физиологического учения И.П. Павлова». В результате лишилась кафедры во 2-ом медицинском институте Р.Я. Голант.

Наиболее активным проводником учения И.П. Павлова в научно-исследовательских разработках Института им. В.М. Бехтерева был профессор Ю.А. Поворинский (1895 -1965), заместитель директора института по научной работе. Выступая на этом заседании, он обвинил Р.Я. Голант в том, что она «являясь психоморфологом, находилась в плену зарубежных псевдонаучных теорий». В этом выступлении он доложил высокому собранию результаты перестройки научных исследований Института им. Бехтерева:

  • «Внедрены в клинику условно-рефлекторные методики, двигательная методика с речевым подкреплением А.Г. Иванова-Смоленского, методика ус­ловных сосудистых реакций и др.
  • В исследованиях анализаторной деятель­ности используются не только элементарные рефлекторные реакции, но и речь, как высшая и совершенная форма отражения действительности.
  • Использо­вана техника психологического эксперимента соответственно физиологиче­скому анализу по методике А.Г. Иванова-Смоленского.
  • В клинических ис­следованиях используются электрофизиологические методы, особенно электро­энцефалография. Эти исследования направлены на выявление и установление особенностей фазовых состояний.
  • Освоена техника электронной микроско­пии, направленная на исследование морфологических изменений, связанных с динамикой нервных процессов.
  • В основу терапии положен принцип И.П. Павлова – щадящая гуманная терапия, применяется комбинированная патогене­тическая терапия, обоснованная А.Г. Ивановым-Смоленским. Применяется со­четание словесного воздействия с наркотической сонной терапией и гипноз с наркотической терапией, условно-рефлекторная сонная терапия; вводится элек­тросон. Экспериментальные воздействия различными фармакологическими агентами, влияющими на возбудительный и тормозной процесс, позволяют вскрывать особенности соотношения основных нервных процессов… Удалось установить большую чувствительность детей к малым дозам брома.
  • Успешно проводится условно-двигательная терапия при параличах и парезах с примене­нием электрокожной, сочетаемой со словесной стимуляцией. Ведется условно-рефлекторная терапия алкоголизма с помощью выработки условного рвотного рефлекса и другие методы.
  • Организована специальная лаборатория для изу­чения и применения трудотерапии.
  • При собирании анамнеза обращается особое внимание на выяснение у больного типа нервной системы» [Поворинский Ю.А., 1952].

В заключении Президиума Ученого Совета Минздрава РСФСР по плану НИР Института на 1951 г. отмечается «насыщенность почти всех работ уче­нием И.П. Павлова» при изучении патогенетических основ терапии шизофре­нии, эпилепсии, нервно-психических нарушений при сосудистых заболеваниях и неврозов. Президиум одобрил включение в план идейно-теоретической ра­боты изучение трудов т. Сталина по языковедению и изучение работ по теме «Диалектический материализм и учение Павлова» [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д.1, л. 4-4 об.].

В январе 1951 г. в Институте прошла конференция, посвященная 94-ой годовщине со дня рождения В.М. Бехтерева. В обнаруженной нами ранее не публиковавшейся стенограмме конференции привлекает внимание выступление В.Н. Мясищева, который отметил, что «сессия имеет все же необычный характер и по дате, к которой приурочена, и по тем грандиозным событиям в области науки, которые имели место в 1950 г.… Сейчас перед нами задачи стоят большие в таком плане – наряду с продолжающимся процессом собирания клинического материала, фактического материала (факты – воздух науки, как говорил Павлов) нужно его несколько иначе осмыслить, сейчас нужно найти пути для реализации принципов нервизма и патофизиологической трактовки… Я думаю, что это направление и Владимира Михайловича Бехтерева, потому что единое направление материалистической медицины вообще и материалистической теории невропатологии и психиатрии» [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 12, л. 120- 185]. Это выступление замечательно тем, что впервые за многие годы из небытия извлечено имя основателя института, основоположника комплексного изучения человека, В.М. Бехтерева и оно поставлено рядом с именем И.П. Павлова.

Между тем, Институт вновь был озадачен предстоящим сокращением штатов. В связи прошедшими в 1948 и 1950 гг. изменениями в штатном расписании, количество отделений сократилось с 13 до 8 и Институт стал обслуживать уже не 405 больных, а всего 300. Возникла острая необходимость для решения поставленных перед институтом задач восстановления нейрохирургического отделения, отделения эпилепсии, расстройств речи, кортико-висцерального и судебно-психиатрического [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 2, л. 3-3 об.].

В 1951 г. была открыта только лаборатория электронной микроскопии, организованная по распоряжению «Совета Министров СССР и лично т. Сталина» [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 2, л.56-56 об.].

В 1951 г. правительство придает особое значение работе с «новаторами в системе здравоохранения» и институт сообщает о внедренных в практическое здравоохранение методиках тканевой терапии нервных и психических заболеваний, психонаркотерапии неврозов и о применении психотерапии при обезболивании родов [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 2, л. 80-81].

В 1952 г. вся научно-исследовательская и практическая работа переве­дена на патофизиологическую основу в свете учения И.П. Павлова [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 17, л.1-5, ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 61, л.65]. Одновременно проводится активная работа с «порочными зарубежными тео­риями». На заседаниях Ученого Совета обсуждались доклады на тему:

  • «Совет­ская патофизиология против вирховской клеточной патологии»,
  • «Критика мор­фологизма в невропатологии»,
  • «Ошибки психиатрии в свете учения Павлова»,
  • «Против идеализма и метафизики в науке о развитии и наследственности»,
  • «Критика биодинамической теории американского психоневролога Массермана в свете учения И.П. Павлова»,
  • «Критика фрейдизма» [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 62, л.11-24].

Это искусственно-насильственное насаждение идей И.П. Павлова продолжалось в Институте вплоть до 1956 г.

Между тем, наука развивалась по своим внутренним законам. И в 1956 г. в разряде научных достижений Институт мог указать, что была разработана методика ангиографии головного мозга. По результатам этих работ была опубликована монография М.Д. Гальперин «Ангиография головного мозга» [Гальперин М.Д., 1950], удостоенная премии Н. Н. Бурденко. Кроме того, были разработаны новая оригинальная методика электронной микроскопии, новые приемы электроэнцефалографического обследования больных, разработана диагностика, терапия и профилактика нервно-психических нарушений при гипертонической болезни и т.д. [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 350, л.13-15].

В 1955 г. в постановлении XIII Всесоюзного съезда физиологов, биохимиков и фармакологов решения, принимавшиеся после «Павловской сессии», получили негативную оценку: «… в развитии физиологии, биохимии и фармакологии за последние годы создалось явно ненормальное положение, приведшее к нарушению гармоничного, всемерного и глубокого изучения различных научных проблем…».

На этом фоне усилия, предпринимаемые В.Н. Мясищевым в целях включения в процесс обследования и лечения больных психологов, 17. 06. 1956 г. увенчались успехом, поскольку было утверждено решение расширенного Президиума Ученого Совета Минздрава СССР о необходимости участия психологов в научно-исследовательской и диагностической работе неврологических, нейрохирургических и психиатрических институтов и клиник [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 350, л.32-35].

В октябре этого же 1956 г. в Институте организуется лаборатория по изу­чению методов китайской народной медицины [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 350, л. 45-45 об.], и ставится вопрос перед Президиумом Академии медицинских наук об отсутствии научно-исследова­тельских разработок в области психотерапии [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 403, л. 2-3], проводятся работы по под­готовке к решению проблем оперативного лечения больных острыми инсуль­тами [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-1, д. 247, л.3-4].

К 1957 г. из документов постепенно исчезли штампованные фразы о значении учения И.П. Павлова в психиатрии и невропатологии и появились работы, в которых отмечалось, что оно «в ряде случаев некоторыми деятелями превращалось в догму… дальнейшее форсированное внедрение в практику учения И.П. Павлова в некоторых вопросах этиологии и лечения заболеваний привело к отрицательным результатам. Так, были, в частности, допущены перегибы в лечении сном» [Просецкий В.А., 1959] и руководство отраслью обеспокоено наметившейся тенденцией «ревизии павловского учения» [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-3, д.403, л. 65].

В 1958 г. Институт отмечает свой 50-летний юбилей, вслед за событиями 100-летнего юбилея В.М. Бехтерева. На этих научных сессиях ученики В.М. Бехтерева отметили его роль в формировании, становлении и развитии психоневрологии. С 1958 г. вновь оживают международные научные контакты [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-2, д. 457, л. 4].

В 1959 г. решением Президиума Ученого Совета МЗ РСФСР в Институте организовывается лаборатория по изучению экспериментальных неврозов и невротических состояний у человека. Кроме того, Минздрав РСФСР обязал организовать отделение для лечения больных алкоголизмом [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-3, д.519, л. 16].

В течение 1960 г. в отделе патологии нервной деятельности организована психофармакологическая лаборатория [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-4, д. 642, л. 44-49, ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-3, д. 583, л. 1-17].

В 1961 г. директором института стал Б.А. Лебедев, который в 1964 г. был командирован в Женеву для работы в системе ВОЗ (департамент психиатрии). В период его руководства существенных структурных изменений института не происходило. Институт проводил многочисленные городского, республиканского и союзного уровня конференции, семинары и декадники по разным проблемам психоневрологии. В результате проведенного Институтом в октябре 1962 г. совещания по методам исследования патофизиологии высшей нервной деятельности и медицинской психологии, Ученый Медицинский Совет МЗ РСФСР принял решение организовать при Психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева координационный научно-методический центр по медицинской психологии и патофизиологии высшей нервной деятельности [ЦГАНТД СПб., ф. 313, оп. 1-4, д.775, л. 6-8]. Таким образом, к 1964 г. усилиями руководства и сотрудников института удалось восстановить его структуру в форме, которая соответствовала замыслам создателя Института для комплексного решения психоневрологических проблем.

Компьютерная томография

Алкоголь
Наркотики

 

Лечение боли в спине
Программа лечения психогенного переедания и избыточного веса
Здоровые нервы

Поддержи свой позвоночник
Детский лечебно-диагностический комплекс
Выездное обучение
Групповая психотерапия
 
 

Терапия и беременность
Терапия и лишний вес



 























 .